Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/sound-talk.ru/index.php on line 40
Колонка марины королевой в российской газете. Оптимизировали, оптимизировали и...

Королёва, Марина Александровна. Колонка марины королевой в российской газете


Что значит слово "оптимизация" — Российская газета

- Ну что ж, нам только что представили план оптимизации детских учреждений района... - Да? А мне показалось, что речь шла об их уничтожении!

Красивые иностранные слова часто используют не только по их прямому назначению - для обозначения сути предметов и явлений, - но и для того, чтобы эту суть как раз затемнить. Как взять и объявить, что несколько детских садов в районе решено закрыть? Давайте скажем, что мы решили их "оптимизировать", это слово не вызовет резкой реакции. И действительно, "оптимизировать", по словарям, - это придать оптимальные свойства, выбрать лучший вариант из возможных. От французского optimiser, которое, в свою очередь, от латинского optimus - "наилучший". То есть оптимизировать - это улучшить! По форме, да, правильно: вот план оптимизации системы детских учреждений (их станет меньше, но оставшиеся будут лучше). А по сути - закрывают их, как ни пытайся спрятать это за красивым словом.

Вот пример из статьи в газете "Новгородские ведомости" за 2012 год под названием "Филиалов станет больше": "В ходе встречи был затронут больной вопрос - планируемая оптимизация сети школ". Так что не помогает слово, более того - использовать его стали уже с иронией: "Оптимизация? А, понятно, пиши пропало". И легко переводят его с чиновничьего языка на общечеловеческий. Говорят об оптимизации бюджета? Значит, его будут сокращать. Оптимизация штатного расписания? Это сокращения персонала. Оптимизация горнодобывающей промышленности? Ищите сообщения о сокращении числа предприятий. Оптимизация системы оказания медицинской помощи? Совсем плохо, меньше станет поликлиник, врачей, бесплатных лекарств.

"Оптимизация" - это классика канцелярита, от которого предостерегал еще Корней Чуковский. В его книге "Живой как жизнь" много примеров того, как мы используем иностранные слова, чтобы не называть вещи своими именами. Так, уборщица, которая кормит голубей на балконе, в сердцах говорит: "Энти голуби - чистые свиньи, надо их отседа аннулировать!" Сейчас бы голубей "оптимизировали". Страшно подумать, что это могло бы означать.

rg.ru

Может ли человек быть "рискованным" — Российская газета

- Решился. Я парень рискованный, когда-то с парашютом прыгал, чего мне бояться?

Бесстрашный человек, уважаю. А вот с его формулировкой согласиться не могу - точнее, с тем, как он себя определяет: "рискованный парень". Мы, конечно, понимаем, что он имеет в виду, но языковое чутье подсказывает нам - с этим словосочетанием что-то не так.

Рискованный эксперимент завершился успешно. Альпинизм - рискованный вид занятий. Он решился на рискованный шаг. Это был правильный поступок, но весьма рискованный. Ты выбрал рискованный маршрут. Не правда ли, в этих фразах ничто нас не смущает? "Рискованный", по определению современных толковых словарей, - это, во-первых, содержащий в себе риск, опасный. Есть и еще одно значение, переносное: "рискованный" - не совсем приличный, двусмысленный. То, что может быть неправильно понято или истолковано. Когда мы говорим о "рискованной шутке" или "рискованной теме", мы имеем в виду именно это, возможность неоднозначного толкования. "Рискованный наряд" на девушке - из той же серии: на грани приличия. Заметим, что во всех наших примерах прилагательное "рискованный" (в двух указанных значениях) сочетается только с неодушевленными существительными. А люди? Могут ли они быть "рискованными"?

Честно говоря, спроси вы моего мнения, я бы ответила: нет, не могут. Люди бывают рисковыми. Слово "рисковый" стоит в словарях отдельно от прилагательного "рискованный", хотя в одном значении они совпадают: и рискованный, и рисковый - опасный, содержащий в себе риск. Но второе значение у "рискового" свое: смелый. И в этом смысле человек может быть, скорее рисковым. С одной поправкой: у слова "рисковый" есть стилистическая помета "просторечное".

Все это - по словарям. В нашей с вами повседневности похожие слова (и частичные синонимы) "рискованный" и "рисковый" довольно часто подменяют друг друга: горные лыжи могут назвать рисковым видом спорта, а лыжника - рискованным. Что с этим делать? По возможности не путать: предметы и явления - "рискованные", люди - "рисковые".

rg.ru

Не надо говорить как все — Российская газета

Что пальто НАдевают, а не Одевают, у нас, в краю родных осин, ныне знают хорошо если десять человек из ста, раньше было поболее.

Берусь утверждать, что Марина Королева, радиоведущая "Эха Москвы" и автор еженедельной колонки в "Российской газете", принадлежит к языковому меньшинству, говорящему по-русски правильно. Вас обижает такое утверждение? Тогда ну-ка проверьте себя: слово "языковому" вы сейчас мысленно как произнесли? С ударением на каком слоге? Вот то-то же. Так что слушайте и читайте Марину Королеву. Она объяснит, что языкОвой бывает только колбаса, а все, что относится к лексике, - языковОе.

- Марина, я, признаюсь, давно хотел взять у вас интервью. Поговорить по-русски с хорошим человеком - для меня большое удовольствие.

- Для меня тоже. Давайте поговорим... поговорим по-русски.

- Хочу сразу сделать вам комплимент: у вас безупречная русская речь.

- С чего вы это взяли?

- Ну я же слушаю вас постоянно. Отличная дикция и орфоэпия. Точные логические ударения. Раньше такая речь была у дикторов Центрального телевидения.

- Я это не расцениваю как комплимент, поверьте. Если моя речь и вправду похожа на дикторскую, то для меня как для ведущей это скорее минус, чем плюс.

- Я говорю о качестве произношения, а не об интонации. Интонация у вас не дикторская, она - авторская, это несомненно.

- О моем произношении, наверное, тоже можно поспорить. Не далее как сегодня утром, за полчаса до нашей с вами встречи, в программе "Говорим по-русски" я получила по Интернету записку от слушателя. Он написал, что у меня ужасный ма-а-сковский говор - чрезмерные, избыточные гласные.

- Я этого не слышу. Мне кажется, "аканья" у вас нет.

- Есть, есть. А про интонацию мне говорили другое - что она у меня какая-то исконно русская. С такой интонацией сейчас действительно мало кто говорит. Что касается дикторской речи... Это не то, к чему должен стремиться радиоведущий. Дикторская речь, она, на мой взгляд, насквозь искусственна. Дело в том, что я в свое время работала в дикторском отделе Всесоюзного радио. Пришла туда, окончив филологический факультет МГУ. Но - не диктором, а консультантом по русскому языку. Была такая должность. Ее исполнял человек, который следил за правильностью ударений, за какими-то дикторскими ошибками, пытался в меру сил эти ошибки исправить, объяснял, почему такое-то слово следует произносить так-то, а не иначе... У меня в распоряжении был шкаф со словарями, и в эти словари я постоянно заглядывала. Я проработала там недолго, собрала целую коллекцию дикторских ляпов, сделала на этом материале диссертацию по типологии речевых ошибок, успешно защитилась и была уверена, что буду работать в науке. Но тут наступил 90-й год, стало понятно, что с наукой плохо, и я вернулась на радио. Стала говорить в эфире сама, поскольку дикторы были уже уходящей натурой. Но я еще застала и Левитана, и Высоцкую, и многих других замечательных дикторов. Все они были с актерским образованием. Читали они прекрасно. Но они читали чужие тексты. Поэтому их речь была немножко искусственной.

- А вы, когда ведете новости, все информационные сообщения, приходящие на радиостанцию, "под себя" переписываете?

- Обязательно, только так. Либо переписываю, либо просто импровизирую в прямом эфире. Чужой текст никогда не произношу, я же не актриса.

- Вот вы учите вашу аудиторию правильно говорить по-русски...

- Нет-нет, я всегда подчеркиваю, что никого не учу и тем более не поучаю. Боже упаси! Моя задача - привлечь внимание. Чтобы человек просто задумался над тем, как он говорит. Все мои ежедневные программы о русском языке и еженедельная рубрика в "Российской газете", они направлены только на это. В следующий раз, когда у человека вдруг возникнет вопрос "а как правильно?", он, возможно, обратится к словарю - орфографическому, историко-этимологическому, орфоэпическому... Вот так один раз, другой - и заглядывать в словарь войдет в привычку. Если мне удастся расположить моих слушателей и читателей к размышлениям о русском языке, о его тонкостях и причудах, я буду считать свою задачу выполненной.

- Но языковая среда - она ведь, по сути, синоним среды социальной, культурной. Если человек вырос в семье, где все - мама, папа, бабушка, дедушка - говорили "ложат", "звОнят", если и ныне его, уже взрослого, окружают коллеги, друзья-приятели, произносящие "вклЮчат", "дОговор", "прецеНдент", то ему ваши уроки русского едва ли уже помогут. Он в них и не нуждается. У него с родными и близкими полная языковая гармония.

- Да, пожалуй, вы правы. Девяносто процентов людей, воспитанных в подобной "традиции", грамотно говорить не научатся. Но десять процентов, я считаю, небезнадежны. Все же таких вещей, как самообразование, стремление узнать что-то новое, никто не отменял. В какой-то момент человек вдруг понимает, что если он хочет добиться успеха в своей профессии, даже если она напрямую не связана с языком, то ему нужно научиться говорить правильно. И он может существенно изменить свою речь. Это вполне реально, важно лишь захотеть. И, конечно, нужна мотивация. Вот он приехал в Москву из какой-нибудь глухомани, ходит из офиса в офис, пытается устроиться на работу и всюду слышит: "Э-э, дорогой, у тебя говор-то какой... С этим надо что-то делать. Давай-ка сначала исправь свою речь".

- А представьте обратную ситуацию. Молодой специалист, недавно закончивший вуз, нормальный парень, с живой русской речью, идет работать в префектуру или в министерство. Не проходит и года, как он начинает говорить: "решить вопрос по размещению", "изыскать резервы", "задействовать", "выйти звонком на Иван Иваныча"... Как вы думаете, он невольно заражается канцеляритом? Или это языковая мимикрия - человек сознательно приспосабливается к речевым стандартам среды своего обитания?

- Я думаю, сперва приспосабливается, чтобы не выглядеть чужаком, не ловить на себе косых взглядов, а затем и утрачивает чувство живого языка, начинает, уже не ломая себя, говорить "как все". В принципе, сопротивление не исключено, но оно трудно дается. Среда перемалывает.

- А стоит ли вообще сопротивляться? Хочешь, чтобы тебя понимали, говори "как все" и не выпендривайся. Как вам такая внутренняя установка?

- Она вполне возможна. Но она не универсальна. Тут каждый для себя решает сам. Вот вы, например, можете так?

- Да, знаете, не очень. Рассказываю. Раз в три-четыре года я меняю машину и, соответственно, аксессуары к ней. Если новая марка, нужен новый брелок. И всякий раз одно и то же. "У вас брелоки есть?" - "Чего?" - "Ну, брелоки... на них ключи вешают". - "Брелки, что ли? Не, брелков у нас нету". В конце концов я перешел на единственное число: "Нельзя ли купить у вас брелок?" Диалог с сотрудником автосалона сразу стал вдвое короче.

- То есть выдавить из себя "брелки" вы не можете?

- Не могу. Ну не могу! И так повсюду. Если я на рынке спрошу щавЕль, меня не сразу поймут. То же и с творогОм. А за слова "берЕста", "толИка", "столЯр" могут и морду набить. Скажите, вы делаете уступку массовому произношению?

- Если я вижу, что меня категорически не поняли, то делаю уступку. Правда, ко всеобщему нашему облегчению, теперь уже можно произносить "кулинарИя". А в слове "творог" было и есть второе допустимое ударение.

- Не знаю, как вы, а я придерживаюсь старого произношения и ничего не могу с собой поделать.

- Я тоже стараюсь держаться прежних норм. Поэтому попадаю подчас в затруднительные положения. Вот вчера в магазине меня решительно не понимали - трижды переспросили: "ТвОрог, что ли?" Я сказала: "Угу". Но слово, как произнесла его продавщица, я не повторила.

- Марина, вы кремень. Держитесь! Я с вами глубоко солидарен.

- Погодите выражать солидарность. Я вам сейчас расскажу любопытную историю. Я знакома с одним уважаемым человеком. Он был журналистом, а потом стал пресс-секретарем в одной из нефтяных компаний. И этот человек мне рассказывал, как он впервые приехал на нефтяные разработки и услышал там слова "дОбыча нефтИ". А он сам, естественно, говорит "добЫча нЕфти". Он говорит правильно, а его все как-то сторонятся. Он долго себя ломал, наконец, переломил и произнес: "дОбыча нефтИ". Когда он впервые это сказал, все зааплодировали, а кто-то крикнул: "Вот это по-нашему!"

- Я же говорю: языковая мимикрия...

- Не совсем то. Это регулирование речевого поведения. Когда вы, скажем, находитесь за границей, и вас не понимают, вы подыскиваете какое-то слово, чтобы вас поняли. Но эта, как вы говорите, "мимикрия" не требуется повседневно. Я, например, раз в неделю прихожу на рынок, где у меня масса знакомых продавцов. Мы здороваемся. Я не говорю на их языке, не подстраиваюсь к ним. Тем не менее они, как мне кажется, меня понимают, может, и у меня чему-то учатся. Да, иногда возникает непонимание. Но это разовые ситуации. И они легко преодолимы. Вы просто переводите непонятное им слово на их язык. Вы можете сказать: "Я спрашиваю брелоки, или, как вы их называете, брелки. Есть они у вас?" Вы всегда можете достаточно тактично показать, что есть разные возможности произнесения одного и того же слова.

- Ваших коллег на "Эхе" вы иногда поправляете после эфира?

- "После эфира" - это вы правильно уточнили. Только после эфира. И только с глазу на глаз. Правда, есть коллеги, с которыми у меня сложились очень дружеские, тесные, теплые отношения. Например, когда с Володей Варфоломеевым я веду "Разворот", ничто мне не мешает прямо в эфире перекинуться с ним несколькими словами о том, что мы так сказали, а что не так. Он тоже может поймать меня на какой-то ошибке или оговорке. Это нормально. А вот в дикторском отделе Всесоюзного радио, где я в свое время работала, ошибки пытались искоренять путем вывешивания на стену плакатов с именами ошибающихся. Я категорически отказывалась это делать. Просто вывешивала плакатик с правильным ударением или произнесением, а в скобочках добавляла: неправильно так-то. И ни в коем случае не указывала имя человека, который ошибся. Ошибки в эфире происходят по разным причинам, не всегда от неграмотности. Когда я увидела, что есть радиостанция, где в эфире можно оговориться или сделать ошибку, и ничего страшного не произойдет - тебя исправят или ты сам исправишься, я пошла туда работать. Как вы уже поняли, это была радиостанция "Эхо Москвы".

- Вас не коробит анонс к вашей воскресной программе?

- Нормальный анонс. А что вас в нем смущает?

- Графоманская и совершенно топорная перелицовка хрестоматийных строк. "Да будь я и негром преклонных годов, и то без сомненья и лени..." Ну, во-первых, у Маяковского не "без сомненья", а "без унынья". Если для "разбега" требовался этот зачин, то чего ради было менять в нем одно слово на другое, яркое - на блеклое? Не думаю, что это сделано с какой-то специальной целью, скорее всего - приблизительное цитирование. А дальше? "...я всю бы неделю бы русский учил, особенно в воскресенье". Второе "бы" - лишнее, неужели не слышите? Про рифму "лени - воскресенье" я уже не говорю. Мне кажется, есть какая-то злая ирония в том, что этот анонс предваряет программу "Говорим по-русски". Вы не пытались протестовать?

- Я вас сейчас разочарую.

- Если вы скажете, что это сочинил Венедиктов - все, я снимаю свой вопрос. Не хочу подставлять вас перед начальником.

- Нет, это сочинил другой мой коллега. Но если бы этот анонс мне категорически не нравился, я бы, наверное, сделала все, чтобы он не прозвучал.

- Вам это нравится?!

- Да. К тому же этот анонс идет давно. Он привлекает внимание. Будь этот анонс выверен до последнего слова, до последней буквы, он, мне кажется, не привлекал бы внимания. Кстати, прямых ошибок вы там все-таки не найдете.

- А два "бы"?

- Вы первый человек, который мне об этом говорит.

- А то вы не знаете.

- Мне - нравится.

- Но вы понимаете, что там второе "бы" - лишнее?

- Понимаю. Но в разговорной-то речи это возможно.

- Это не разговорная речь. Это анонс программы.

- Здесь мы не договоримся.

- Вроде бы готовится законопроект, предусматривающий наказание за матерщину. Почему-то - только в отношении чиновников и политиков. Их предлагается штрафовать за публичную нецензурную речь. Вы что-нибудь об этом слышали?

- Да. Для начала, насколько я знаю, Министерство связи и массовых коммуникаций намерено создать специальную рабочую группу, которая попытается дать четкое определение понятию "нецензурная лексика". Существует Кодекс об административных правонарушениях, содержащий понятие "нецензурная брань". За нее предусмотрен не только штраф, но и арест на 15 суток. Так что за публичную нецензурщину наказывать и сейчас можно. Вопрос только в том, за что именно.

- Словарь русского мата не дает исчерпывающего ответа на этот вопрос?

- Не все так просто. Нужны четкие критерии, по которым будет определяться, что такое нецензурная брань. Вы зря смеетесь, это серьезная проблема. Надо составить полный список... нет, не слов и выражений, а случаев, которые могут квалифицироваться как публичная нецензурная речь. Тут нужны точные юридические формулировки, не допускающие двояких толкований.

- Вы за то, чтобы штрафовать?

- Да. Публичная матерщина должна быть наказуема. Публичная! Когда присутствующие, но не желающие ее слышать, не могут защититься. Мне кажется, должна быть некая система общественных договоренностей. Например, нельзя курить человеку в лицо, если он этого не хочет. Нельзя материться рядом с человеком, если ты с ним об этом не договорился. Ты можешь делать это в своей квартире, если все члены семьи согласны. Ты можешь это делать в среде своих знакомых, если все они не возражают. Для матерщины, по-моему, должны быть отведены специальные места - как для курения. Книги? Пожалуйста. Театр? Да, если это указано в билетах. Все матерятся? Неправда. Не смогут не материться? И это неправда. Если штраф будет значимым и неотвратимым - смогут.

- Осталось ли что-нибудь в русском языке, чего вы не знаете?

- Я ничего не знаю. Ничего. Чем больше отвечаю на вопросы, тем отчетливей понимаю, что не знаю ничего.

- А бывает так, что, заглянув в словарь, вы видите, что какое-то слово произносили или писали неправильно?

- Бывает. Нечасто, но бывает.

- Не бесплодны ваши просветительские усилия?

- Какие-то "плоды просвещения" я все-таки вижу. Например, многие наши чиновники и политики уже научились говорить "одноврЕменно"...

-... но еще не научились говорить "обеспЕчение".

- Рано или поздно научатся и этому.

Словарь для чиновника

В начале 2002 года ученые-филологи Санкт-Петербургского госуниверситета получили необычный госзаказ - тогдашний министр образования Владимир Филиппов поручил им создать словарь русского языка для работников аппарата правительства и чиновников.

Такой словарь был составлен и вскоре вышел в свет. Он включал в себя около 800 слов (преимущественно экономический и политический лексикон) и показывал, как правильно их произносить и где ставить ударения. Владимир Филиппов раздал словарь членам правительства и руководителям некоторых министерств. С тех пор прошло семь лет. Каковы результаты? "Речь наших руководителей за последние годы стала намного лучше", - считает бывший ректор, а ныне президент Санкт-Петербургского госуниверситета Людмила Вербицкая. Среди российских государственных лиц немало выпускников ее родного вуза. "К их речи, - говорит Вербицкая, - не придерешься, они понимают, что значит языковая норма. Однако многим высокопоставленным чиновникам все еще не помешает иметь подобный словарь".

rg.ru

Чем отличаются слова "радикальный" и "кардинальный" — Российская газета

"Радикальный" и "кардинальный" очень похожи. Такое впечатление, что в одном из слов какой-то шутник попросту буквы переставил.

Итак, "радикальный": решительный, коренной. Радикальными могут быть взгляды, меры, перемены (радикальные перемены), радикальные политические деятели - если они придерживаются крайних взглядов. Их называют радикалами, - сторонников крайних, решительных действий, а главное, коренных преобразований. Вот в слове "коренной" и есть корень всего радикального. Французское radical - от латинского radix (корень). У нас слово "радикальный" связано в сознании с чем-то крайним, а здесь - "корень"... Так, если хочешь всё изменить "в корне", коренным образом, самым решительным образом, ты и есть радикал.

Радикал, но не "кардинал"! "Радикальный", а не "кардинальный". Хотя слова эти похожи не только внешне. Если radix по-латыни - это "корень", то cardinalis - "главный". Поэтому кардинальный вопрос - самый важный, основной.

Взгляды могут быть только радикальными. Нельзя сказать, что они "кардинальные". Можно кардинальным образом пересмотреть эти взгляды - даже радикальные.

Согласно чему или чего?

Ни в одной деловой бумаге мы не уйдем от предлога "согласно", но правильный вариант в таких бумагах - редкость. Чаще пишут : "Согласно пункта 7 закона такого-то..." Предлог "согласно" требует дательного падежа: согласно - чему? "Согласно закону о правах потребителей прошу выдать мне компенсацию за просроченный товар". "Согласно распоряжению директора от 1 января считать г-на Иванова находящимся в отпуске". Согласно - чему?

Впрочем, у предлога "согласно" есть "родственник" - предлог "согласно с...". "Господин Иванов действовал согласно с законом". Так тоже говорят, хотя и реже, и это не ошибка. "Он поступил согласно с предписанием начальства" - мы так, скорее всего, скажем вслух, а напишем "согласно предписанию".

Согласие - старое слово. Этимологический словарь М. Фасмера прилагательное "согласный" ведет от старославянского, а туда оно попало от латинского consonans.

rg.ru

Королёва, Марина Александровна — WiKi

Окончила Отделение структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. В 1990 году после аспирантуры Института иностранных языков им. М. Тореза стала кандидатом филологических наук, защитив диссертацию по психолингвистике (тема — «Психолингвистический анализ речевых автоматизмов (На материале речевых ошибок)», научный руководитель — А. М. Шахнарович)[7].

В 1990—1992 годах — консультант по русскому языку в отделе дикторов Всесоюзного радио.

В 1992—1994 годах — ведущая новостей на радиостанции «Открытое радио», консультант по русскому языку на радиостанции «Радио России».

В 1994 году пришла на радиостанцию «Эхо Москвы» по приглашению первого главного редактора Сергея Корзуна. Начинала в качестве ведущей новостей. Информационные выпуски вела в течение 18 лет. Параллельно вела такие программы, как «Разворот» (с В. Варфоломеевым), «Особое мнение» (одновременно в эфире «Эха Москвы» и телекомпании RTVI), программу «Выбор ясен» (с известным экономистом Е. Г. Ясиным).[8] С 2003 года — заместитель главного редактора по кадрам. С 2005 по 2015 год руководила на радиостанции «Эхо Москвы» ежегодной практикой для студентов и стажёров.

С 1998 по 2015 год — автор и ведущая еженедельных популярных программ «Говорим по-русски»[9][10](совместно с Ольгой Северской), «Поехали» о проблемах миграции (2008—2013),[11] а также автор и ведущая ежедневных программ «Как правильно»[12] о русских словах и выражениях.

В разное время вела телепрограммы и рубрики о русском языке на телеканалах НТВ («Это правильно!»),[13]«Бибигон», «Карусель» («Говорим без ошибок»),[14]«Культура» (эксперт программы «Правила жизни»)[15].

В «Российской газете» с 2000 года Марина Королёва ведёт еженедельную рубрику «Говорим по-русски».[6]

С 1 января 2016 года Марина Королёва ушла с радиостанции «Эха Москвы» из-за разногласий с главным редактором А. А. Венедиктовым.[16][17][18]

Замужем за врачом и поэтом Юрием Хейфецом (псевдоним Борис Берг).

Книги

Материалы передач и колонок Марины Королёвой легли в основу трёх книг о русском языке: «Говорим по-русски с Мариной Королёвой» (М., «Слово», 2003), «Говорим по-русски правильно» (М., «Российская газета», 2007) и «Чисто по-русски» (М., студия Pagedown, 2014).

Автор романа «Верещагин (Кончерто гроссо)» (М., Астрель, 2012). В январе 2013 года роман был назван «лучшей книгой, написанной журналистом» 2012 года.[2]

Пьесы

Автор двух пьес:

  • «Тополь. Хроники радио» (2005)[19] (вошла в список десяти лучших пьес 2006 года конкурса «Действующие лица»).[2]
  • «Ник» (2007)[20]. Переведена на китайский язык, вышла в сборнике «Пьесы из России» (2014).

Интервью

В рамках радиопередач «Эхо Москвы» гостями Марины Королёвой были видные деятели политики и культуры. В частности, Владимир Лукин[21], Александр Лебедев[22], Григорий Явлинский[23], Александр Проханов[24], председатель Мосгордумы Владимир Платонов[25], социолог Олег Яницкий[26], социолог Владислав Иноземцев и др.

ru-wiki.org

У каких профессий нет "женских" названий — Российская газета

- Кто автор текста?

- Лена. А, кстати, почему мы не называем ее "авторкой"? Студент - студентка, журналист - журналистка, почему бы и не "авторка"?

Эти разговоры я слышу все чаще. Почему мы неохотно используем так называемые феминитивы - "женские" названия профессий, слова женского рода, альтернативные или парные аналогичным понятиям мужского рода? Кстати, термин "феминитив" - не лингвистический, вы не найдете его даже в словарях иностранных слов. Его предложили и продвигают сторонники последовательного образования соответствующих парных слов в русском языке. И связано это с модной идеей гендерного равенства, в том числе и на уровне языка: почему мужской род в большинстве профессий принят по умолчанию, что за несправедливость?!

Есть профессии, где феминитивы никого не смущают: "певец - певица", "учитель - учительница", "секретарь - секретарша", "аспирант - аспирантка", "спортсмен - спортсменка". Считается, что в этих ролях женщин видеть привычнее, поэтому и к парным словам отношение спокойное. Но стоит сделать шаг в сторону "авторов", "профессоров", "дипломатов", "писателей", "хирургов", "инженеров" и т.п., как всё усложняется. Авторки или авторши, профессорки или профессорши, дипломатки, хирургини, инженерки - всё это кажется нам невозможным или смешным. Попытки назвать "писательницей" женщину-писателя могут натолкнуться на ее же непонимание, да что там - тут и до обиды недалеко. Сторонники феминитивов говорят на это: ерунда, к новым формам слов люди быстро привыкнут, главное - начать их использовать!.. Как будто язык способен действовать по схемам и приказам.

Если говорить о правилах, то они не менялись. Ко многим наименованиям лиц мужского пола нет соответствий женского рода: адвокат, делегат, депутат, консультант, корреспондент, министр, посол, президент, референт, советник, эксперт и т.п. Названия лиц по военным специальностям исключительно мужские (боец, генерал, капитан, майор и т.д.). Обозначения ученых степеней тоже не имеют "женских" аналогов: академик, доктор наук, доцент, кандидат наук, профессор.

Конечно, никто не мешает нам экспериментировать с "авторками" и "инженерками". С каким результатом - другой вопрос.

rg.ru

Каналья гораздо хуже бестии — Российская газета

"Гусь, гусь лапчатый - человек себе на уме. Индюшка - дура. Утка - с валкой походкой. Курица, мокрая курица - вялый и ничтожный человек. Лебедь - красавица. Петух - драчун, волокита. Ворона - разиня".

Это лишь небольшая часть записей В.И. Даля, которые касаются животных. Им человек приписал свои качества, ведь люди тысячелетиями были, по сути, частью животного мира, потом были с ним неразрывно связаны. И наблюдали, подмечали какую-то особенность поведения животного - и делали из него символ именно этого качества. После чего "возвращали" наименование животного людям, но уже с соответствующим смыслом. Работаешь добросовестно и покорно? Как лошадь. Глупцов называют "баранами". Напился, вывалялся в грязи? Как свинья. Злой взгляд? Смотришь волком. Преданность? Как у собаки. Казалось бы, преданность - это хорошо, но если она собачья, значит, бездумная, слепая. А еще есть козы, козлы, овцы, рыбы - и у всех свои характеристики. А слова "скотина" и "скот" вообще стали ругательствами!

Однако русскому языку как будто мало оказалось своих ругательных слов, образованных от названий животных, и он позаимствовал "бестию" и "каналью". Интересно, что значение "животное" у этих слов есть только в языках-источниках, а у нас они употребляются лишь в отношении человека, отмечает языковед В. Мокиенко. Слово "бестия" из латыни (bestia - зверь, животное) пришло к нам через жаргон семинаристов. Итальянское "каналья" (canaglia) первоначально обозначало свору собак, потом - сборище негодяев, а во французском языке (откуда оно и попало в русский) canaille закрепилось в значении "негодяй".

Причем у нас в русском языке "бестия" и "каналья" не полные синонимы: каналья гораздо хуже бестии! Даль приводит пословицу: "За бестию двести, а за каналью - ничего". И расшифровывает ее: "У канальи нет даже совести мошенника, а бестия между своими надежен".

В общем, животным с нами не повезло. Мы, как и наши предки, не слишком добры к ним, чаще приписываем им дурные качества. Из редких примеров - "пчела", олицетворение трудолюбия. В остальном, куда ни бросишь взгляд, "бестия", "каналья", "лошадь", "собака"... Правда, сами животные тут, кажется, ни при чем.

rg.ru